August 4th, 2021

грязный асфальт

К годовщине



К иллюстрации не-героической части истории Великой войны — из воспоминаний генерал-лейтенанта А.Н. фон Розеншильд Паулина.

Свои воспоминания прадед еп. Саввы Зеленоградского писал, будучи в германском плену, который переживал как глубокую катастрофу всей своей жизни. Может быть поэтому эти мемуары являются довольно желчными. Тем не менее, приводимые факты из истории не выкинешь. Так, описывая стягивание одного из полков к месту дислокации после тяжелого боя летом 1914 года, Анатолий Николаевич рассказывает: «Когда подходили роты, то заметили, что некоторые из них в ничтожном количестве, человек 15-20. Сильно обезпокоились такой страшной убылью. Но к утру они уже опять пополнились до обычного состава. Оказалось, что все люди этого недочета самовольно ушли в течение боя в тыл, и никто их не удержал, когда пронюхали, что роты в безопасности, опять к ним присоединились. Вот какая ужасная черта наших солдат обнаружилась во время боя и какое отсутствие надзора всех младших начальников, допускавших это безобразие. Эта страшная язва всей армии развивалась и росла все больше и больше и дошла до того, что некоторых частей не существовало вовсе: все люди разбрелись и большинство, конечно, в плену».

«С такой подготовкой мирного времени, с такими малосведущими, нерешительными начальниками, с таким никуда не годным Генеральным штабом, с таким составом нижних чинов, удирающих в тыл при первой возможности и поддающихся панике от каждого снаряда, не только нельзя ни на что решаться, мало-мальски требующего разумного распорядка, знания, а тем более упорства и риска, но дай только Бог сохранить с ними хоть лицо, то есть заставить их достигать простейшие цели и не давать им разлагаться. Это удалось мне с большим трудом. Но те части соседних дивизий, которые
[я] наблюдал кругом себя, этого совершенно не достигали, и я увидел полную деморализацию и развал некоторых из них. Кто встряхнулся в Маньчжурскую войну, тот, если он не нагло самоуверен или не окончательно глуп, должен был почувствовать и увидеть, что, пока у нас все не перевоспитается, до тех пор мы ни на какую войну не способны. Вся военная система неправильна, вся подготовка народа ложна. Бахвальства всякого рода и ура-патриотизм без конца, а подкладки никакой».
грязный асфальт

К новой счастливой жизни

На Филевской линии метро в Москве запускают в тестовом режиме оплату за проезд лицом. Достаточно посмотреть в экран — и с твоего счета автоматически списывается сумма. Таким образом, теперь выражение "лицом торговать" — приобретёт новый смысл.

Интересно, а штраф за отсутствие маски тоже будет автоматически списываться?
грязный асфальт

Наша ЖЗЛ



18 лет назад, 4 августа 2003 года, скончался Антоний (Блум), митрополит Сурожский.

Мальчик Андрей родился в 1914 г. в швейцарской Лозанне, где почётным консулом России служил его дед, Николай Александрович Скрябин (великий русский композитор А.Н. Скрябин — родной дядя владыки). Вскоре отца Андрея, Бориса Эдуардовича Блума, назначили консулом в Персию. Там прошло детство Андрея, там семью застала революция. Вскоре Блумы оказались в Париже.

С первых дней пребывания во Франции Андрей участвовал в русских организациях: был скаутом, «витязем», членом Русского Студенческого Христианского Движения. Впрочем, он рос в секулярной среде и считал себя неверующим. Однажды он нехотя согласился присутствовать на встрече с протоиереем Сергием Булгаковым. Выступление знаменитого богослова и декана Свято—Сергиевского института не произвело впечатления на юношу, и он решил в знак протеста наконец прочесть одно из Евангелий (разумеется, самое короткое — от Марка), чтобы его опровергнуть и «покончить с этим». Однако результат был получен прямо противоположный — Андрей уверовал во Христа, стал посещать храм и вскоре был посвящён в стихарь митрополитом Евлогием (Георгиевским). В том же году вл. Евлогий отложился от Московского патриархата, но Андрей Блум остался верен канонической русской Церкви и в числе немногих верных, переживших презрение диаспоры, перешёл в Трехсвятительское подворье на рю Петель — крохотный нищий храм в бывшем подвале велосипедной фабрики. Collapse )