everstti_rymin (everstti_rymin) wrote,
everstti_rymin
everstti_rymin

Categories:

Наши литературные чтения



«Он лежал в своем жарком углублении целый час, не видя ничего, кроме острого изгиба длинной узкой земляной линии, которая тянулась на той стороне, возвышаясь над травой. Там была точка, где через каждые два часа несколько секунд можно было видеть смену английского поста, — сменившиеся должны были обогнуть один и тот же угол. Штурм проверил еще раз прицел, поставил винтовку на боевой взвод и приготовился. Вот оно: голова под плоским серо-зеленым шлемом, часть плеча, над которым высится дуло весящей на плече винтовки. Штурм медлил, пока голова не оказалась в перекрестии оптического прицела.

... После этой интермедии Штурм заполз назад в боевой окоп и не преминул крикнуть каждому доставщику пищи и каждому, сменяющемуся часовому, попадавшемуся на пути в укрытие: "Я уложил еще одного". Он внимательно присматривался к лицам; не было никого, кто хотя бы слегка не улыбнулся в ответ».


Эрнст Юнгер, «Лейтенант Штурм».

Интересно сравнить хладнокровие Штурма с тем, как в похожей ситуации переживает Пауль Боймер из «На Западном фронте без перемен» Ремарка (Пауль только что заколол французского солдата в воронке на «ничейной земле»):

«Товарищ, я не хотел убивать тебя. Если бы ты спрыгнул сюда еще раз, я не сделал бы того, что сделал, — конечно, если бы и ты вел себя благоразумно. Но раньше ты был для меня лишь отвлеченным понятием, комбинацией идей, жившей в моем мозгу и подсказавшей мне мое решение. Вот эту-то комбинацию я и убил. Теперь только я вижу, что ты такой же человек, как и я. Я помнил только о том, что у тебя есть оружие: гранаты, штык; теперь же я смотрю на твое лицо, думаю о твоей жене и вижу то общее, что есть у нас обоих. Прости меня, товарищ! Мы всегда слишком поздно прозреваем. Ах, если б нам почаще говорили, что вы такие же несчастные маленькие люди, как и мы, что вашим матерям так же страшно за своих сыновей, как и нашим, и что мы с вами одинаково боимся смерти, одинаково умираем и одинаково страдаем от боли! Прости меня, товарищ: как мог ты быть моим врагом? Если бы мы бросили наше оружие и сняли наши солдатские куртки, ты бы мог быть мне братом, — точно так же, как Кат и Альберт. Возьми от меня двадцать лет жизни, товарищ, и встань. Возьми больше, — я не знаю, что мне теперь с ней делать!».
Tags: Великая война, литературный салон, цитаты
Subscribe

  • Продажная девка империализма

  • Добрые дяди

    Три немецких солдата помогают французу, застрявшему в грязи под Верденом. Первая Мiровая Война, 1916 год

  • Скорбное

    Памятник «Задумчивый солдат», установленный в Бельгии. Он посвящен погибшим канадцем, участвовавшим в боях на Западном фронте Первой мiровой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments