Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

грязный асфальт

ХВ! Каждый день юбилей

Сегодня 130 лет со дня рождения Михаила Афанасьевича Булгакова, а его роман "Мастер и Маргарита" увидел свет 55 лет назад. Двойной юбилей, т.с.

1. М.А. Булгаков


2. М.А. Булгаков в последний месяц жизни

Collapse )
грязный асфальт

ХВ! Перечитывая классику

На актуальную тему 'иметь или не иметь в общественных местах оружие' имеется поучительное место в Одиссее Гомера. Там один маньяк с сыном решил совершить колумбайн в банкетном зале. Для этого он заблаговременно велел сыну вынести зарегистрированное оружие, висевшее по стенам, чтобы лишить жертв возможности защищаться и нападать в ответ. Вот какое напутствие этот маньяк давал своему сыну:
-'
Все из палаты, какие ни есть там, доспехи Арея
Вверх отнеси и оставь там, их кучею в угол сложивши;
Если ж, приметив, что нет уж в палате там бывших оружий,
Спросят о них женихи, ты тогда отвечай им: "В палате
Дымно; уж сделались вовсе они не такие, какими
Здесь их отец Одиссей, при отбытии в Трою, покинул:
Ржавчиной все от огня и от копоти смрадной покрылись.
Мне же и высшую в сердце влагает Зевес осторожность:
Может меж вами от хмеля вражда загореться лихая;
Кровью тогда сватовство и торжественный пир осквернится:
Само собой прилипает к руке роковое железо".
Нам же двоим два копья, два меча ты отложишь и с ними
Два из воловьей кожи щита приготовишь, чтоб в руки
Взять их, когда нападенье начнем; женихам же, конечно,
Ум ослепят всемогущий Зевес и Афина Паллада.

грязный асфальт

ХВ! Наша ЖЗЛ



Николай Вacильевич Гоголь иcпытывaл стрacть к рукоделию: вязал шарфы, кроил платья сестрам, шил себе шeйные плaтки, также любил миниатюрные издания книг, неплохо готовил и угoщaл друзей галушками и варениками. Ходил по улицам обычно с лeвой стoроны, из-за этого поcтоянно нaтыкался на проxoжих.
грязный асфальт

ХВ! Наш уголок поэзии


Слуцкий Б.А.
К ПЕРЕСМОТРУ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

Сгинь! Умри! Сводя во гневе брови,
требуют не нюхавшие крови
у стоявших по плечи в крови:
- Сгинь! Умри! И больше не живи!
Воевал ты, да не так, не эдак,
как Суворов, твой великий предок,
совмещавший с милосердьем пыл.
И Кутузов гениальней был.
Ты нарушил правила морали!
Все, что ты разрушил, не пора ли
правежом взыскать! И - до рубля!
Носит же таких сыра земля!
Слушают тоскливо ветераны,
что они злодеи и тираны,
и что надо наказать порок,
и что надо преподать урок.
Думают они, что в самом деле
сгоряча они недоглядели
и недоучли в пылу атак,
что не эдак надо бы, не так!
Впрочем, перетакивать не будем,
а сыра земля по сердцу людям,
что в манере руд или корней
года по четыре жили в ней.

/Не позднее середины 70-х годов ХХ столетия. Глубоко эшелонированная операция по борьбе с Великой Русской Победой длится более 75 лет. Впрочем, у Б.А. речь идет о хитро задуманных тыловых атаках "справа", что стартовали в середине- конце 60-х. Sapienti sat./
грязный асфальт

ХВ! Наш уголок поэзии

Леонид Мартынов

ПЛЕННЫЙ ШВЕД

«В Перми есть пермень. В Златоусте есть злато.
И видывал Азию. Глазом солдата
Смотрел я на Азию. Очень богата!
Вот я расскажу, что я видел когда-то:
Послушайте вы, молодые ребята!
Я Карлусу храброму не был изменник,-
Нас честно побили. И вот, бедный пленник,
Больной и в лохмотьях, я был и без денег.
Мне в Питере булочник-немец дал пфенниг,
Но пфенниг истрачен, я снова без денег».
Царь Петер сказал: «Швед! Вы сделались нищим.
Но вы не печальтесь, вам дело подыщем!»
…Телега гремит. На восток кнутовищем
Ямщик показал: «Там не будешь ты нищим.
Там станешь ты жирный, с тугим животищем!»
И пьян конвоир. И одна с ним беседа:
«Не выпить ли, швед, нам с тобой до обеда?
А хочешь, мы выпьем и после обеда!»
- «О, ваша победа! Не надо обеда!
Пусть смерть угостится останками шведа!»
А лес всё сосновее. Сосны да елки,
Всё сосны да елки, всё сосны да елки!
Зеленые, острые, злые иголки
Прилипли к мундиру, торчат в треуголке.
Вот через Тобол мы плывем на тоболке,
И снова качаются дикие елки.
И тут есть Сибирь. На ее косогоре
Я встал и смотрел. Я забыл свое горе.
О, боже! Драконоподобные зори
Стоят над востоком, как будто в дозоре!
Всё ярче, всё жарче. Путь к югу. И вскоре
Сверкнул солончак - пересохшее море.
Меня поразило величье такое.
Но дальше мы мчимся, и нет мне покоя!
И вижу я крепость над мутной рекою,
Из крепости этой над мутной рекою
Выходит начальник и машет рукою.
И мне говорит он: «Помощник мне нужен!
Коль станете, швед, вы мне искренне дружен,
То будет подарок богатый заслужен -
Я вам подарю пресноводных жемчужин!»
И я говорю: «Я вам искренне дружен!»
И он отвечает: «Зову вас на ужин».
Веселый был ужин. Мы сделались пьяны.
Мы пили и строили многие планы:
«Что Санкт-Петербург нам? Там дождь и туманы!
А в нашем владенье восточные страны!»
О том говорили, как сделались пьяны.
И был я как викинг, а он как боярин.
Мы делали вместе обход солеварен.
«Мы сами с усами! И что нам Гагарин!
Сей злой губернатор над нами не барин.
Он есть лихоимец, хитер и коварен!»
Но Петр всё знал сам. Мудрый был государь он.
«Вам шумствовать хватит, собакины дети! -
Так Петр нам сказал.- Захотели вы плети?
Гагарин виновен. Он будет в ответе!
А вы отправляйтесь к далекой Эркети.
Где золото есть, там на карте отметьте,
Чтоб стали нам ведомы россыпи эти!»
И вот я в Сибири не стал домоседом.
За русским начальником двигался следом,
Служил и способствовал новым победам,
Победам петровским над турком, над шведом.
Не даром Россия кормила обедом!
И вот - год за годом, поход за походом -
Со славным сдружился я русским народом.
Он мирный народ, но привычен к походам.
Острастку и нашим он дал воеводам.
Царь Петер! Великим ты правил народом!
Когда же ордою Цевана Роптана
Мы были обложены возле кургана,
Нам гибель грозила. Но помощь нежданно
Пришла от Петра. Мы прогнали Роптана!
В сражении этом получена рана,
А также заслужен и чин капитана.
Я рапорт писал! Я за всё благодарен -
За чин и за дом, что казною подарен.
Я жив, а казнен лихоимец Гагарин.
Женат я на русской. Мой сын русский парень.
Я есть православный. Я веником парен!
О, Петр дал мне всё. Мудрый был государь он!»

1936 г.