Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Административное

Для сообщений введена предварительная цензура. Прошу отнестись с пониманием. Ругальщики, шизофреники и тому подобные лица к разговору не допускаются. Сначала к психоаналитику, к сексопатологу, в вытрезвитель, в душ, на сеанс электрошока, а только потом в виртуальное пространство моего ЖЖ. Да и то — только с именем, с ID, на "Вы" и без истерик. Это самый неудобный для общения сорт людей: они начисто не понимают по-хорошему.

Наше литературоведение

В неоконченных произведениях А.С. Пушкина то и дело встречаются свидетельства о том, какой богатой и интересной была жизнь у русских помещиков каких-то два с половиной века назад. Вот, например, фрагмент из устных воспоминаний Павла Воиновича Нащокина, друга Пушкина, записанных и обработанных поэтом: верблюды, карлики, валторны, магические фонари, кибитки и все остальное прочее, из-за чего сегодня все сетевые сторонники возрождения сословного общества так мучительно сглатывают текущие вожжой слюни.

>>«Отец мой жил барином. Порядок его разъездов дает понятие об его жизни. Собираясь куда-нибудь в дорогу, подымался он всем домом. Впереди на рослой испанской лошади ехал поляк Куликовский с волторною. Прозван он был Куликовским по причине длинного своего носа; должность его в доме состояла в том, что в базарные дни обязан он был выезжать на верблюде и показывать мужикам lanterne-magique. В дороге же подавал он волторною сигнал привалу и походу. За ним ехала одноколка отца моего; за одноколкою двуместная карета про случай дождя; под козлами находилось место любимого его шута Ивана Степаныча. Вслед тянулись кареты, наполненные нами, нашими мадамами, учителями, няньками и проч. За ними ехала длинная решетчатая фура с дураками, арапами, карлами, всего 13 человек. Вслед за нею точно такая же фура с больными борзыми собаками. Потом следовал огромный ящик с роговою музыкою, буфет на 16-ти лошадях, наконец повозки с калмыцкими кибитками и разной мебелью (ибо отец мой останавливался всегда в поле). Посудите же, сколько при всем этом находилось народу, музыкантов, поваров, псарей и разной челяди».

ЗЫ Почему-то все сторонники сословного мiроустройства свято уверены, что при сбыче их мечт, их возьмут в помещики, а не в «дураки, арапы и карлы».

Наш уголок поэзии

К годовщине начала Великой войны

Война мне всю душу изъела.
За чей-то чужой интерес
Стрелял я мне близкое тело
И грудью на брата лез.
Я понял, что я — игрушка,
В тылу же купцы да знать,
И, твердо простившись с пушками,
Решил лишь в стихах воевать.

Сергей Есенин.

Наш уголок поэзии

Дядя Степа Михалкова-старшего, оказывается, участвовал в разделе Польши в 1939 году и нес счастье для рабочих и крестьян. Поэма "Дядя Степа в Красной Армии" вышла в мае 1940 года в "Молодом колхознике" (№ 5). В этом тексте дядя Степа вступает в неравный бой с польским пограничным столбом:

Раздаётся Стёпин бас:
"Я готов служить народу,
Нашим братьям, землякам,
Чтоб навечно дать свободу
Батракам и беднякам.
Я возьму сегодня в бой
Пограничный столб с собой,
И он в землю будет врыт,
Где мне родина велит".

А затем берет в плен поляков.

Поднял руки бледный пан,
Перед ним стоит Степан.
Дядя Стёпа, как игрушку,
Отпихнул ногою пушку:
«Прóшу пане, сдать наган,
Прóшу в плен, вельможный пан».

Поэма вышла в "Молодом колхознике" в мае 1940, но после 1941 года она уже не включалась в "Степаниаду".

Наш уголок спецпоэзии

В знаменитую экспедицию в Иран, без которой не было бы Шаганэ, Есенина вывез Яков Блюмкин: по мне так один из любопытнейших персонажей тех нелегких времен.

Они были, кстати, настоящими друзьями, и винить Якова в гибели Сергея — даже не глупость, подлость несусветная...

Революция побеждает!



Библиотека Невады заявила, что поддерживает BLM и начинает проводить "политику инклюзивности". Видимо туда ходило слишком мало негров.

"Можете больше не звонить 911, раз вы не доверяете полиции", — посоветовал местный шериф и пожелал удачи с безпорядками и погромщиками.